Гордясь своими предками,
не лишай такой возможности своих потомков

Условия и причины возникновения аталычества

Добавлено: 18.04.19
Автор: admin
Комментарии (0)

Ученые объясняют этот феномен по-разному. Одни выдвигают на первый план социально-педагогические мотивы: сыновей отсылают из дома, чтобы не разбаловать их и одновременно избежать конфликтных ситуаций, как Эдипов комплекс, соперничество отца и сына и т.п. Другие связывают возникновение института воспитательства с трансформацией матриархальных порядков под воздействием отцовского права. Третьи дополняют эту мысль указанием на первобытную общность детей, которая в более сложных обществах пережиточно сохраняется в виде специфических правил избегания, нормативно ограничивающих личные контакты между родителями и детьми. Четвертые подчеркивают, что передача детей на воспитание в чужую семью способствует развитию искусственного родства, укреплению внутриобщинных связей, а также феодальной взаимозависимости. Пятые выдвигают на первый план функции ученичества, необходимость обучения детей определенным занятиям, которыми трудно овладеть в родительской семье. Если сравнить нормативные характеристики: а) ребенка, отдаваемого на воспитание, б) лиц, которым поручается ребенок, в) выполняемых ими функций и г) социального статуса воспитанника, картина выглядит довольно запутанной. В одних обществах в чужие семьи передают всех детей, в других - преимущественно или исключительно мальчиков. Сильно варьирует возраст передачи ребенка. У черкесов и ряда других народов Кавказа детей отдавали в чужую семью сразу после рождения, а в токугавской Японии это делали, когда ребенку исполнялось 10-11 лет. В средневековой Европе обязательных общих правил на сей счет, видимо, не было. Одних детей отдавали в чужие семьи в три года, других - в семь, третьих - в 9-10 лет. Многие дети воспитывались в монастырях, а также в закрытых школах и университетах. Хотя внесемейное воспитание не было всеобщим, оно было довольно массовым и длительным. В Англии XVI-XVII вв. вне родительской семьи воспитывались, по подсчетам Лоуренса Стоуна (Stone, 1979), две трети мальчиков и три четверти девочек. Но дворяне и богатые люди отдавали своих 7-13-летних детей в закрытые школы-интернаты, тогда как отпрыски простых и менее состоятельных семей воспитывались на правах учеников или домашних работников в соседских или более состоятельных семьях. Нередко в первые 12-18 месяцев жизни ребенка выкармливали наемные кормилицы в лоне родительской семьи, а в 10-12 лет дети отправлялись жить в чужие семьи, откуда к родителям уже не возвращались. Европейские крестьяне и ремесленники начала Нового времени отдавали детей в ученики в более состоятельные или равные по статусу семьи, тогда как выкармливание младенцев практиковалось бедными семьями за специальную плату. Условия и причину появления института аталычества у адыгов (черкесов) попытался объяснить в свое время адыгский просветитель, ученый прошлого столетия Хан-Гирей. Он, в частности, писал: «Причиной введения в обыкновение такого рода воспитания было, кажется, следующее: князья издавна, для увеличения своей силы, искали всех возможных средств привязать себе дворян, а дворяне для всегдашней защиты и вспомоществования себе во всех случаях, всегда желали более сблизиться с князьями: бедные всегда и везде нуждаются в помощи богатых, а слабые - в покровительстве сильных, могущество коих увеличивается обширностью влияния их на других. Для обоюдного сближения оказалось вернейшим средством воспитание детей, которое, связывая два семейства, в некотором смысле, кровным родством, приносит обоюдные выгоды...». Действительно, в условиях острой и бескомпромиссной феодальной междоусобицы каждый князь заинтересован был иметь побольше союзников среди очень влиятельной и воинственной социальной прослойки адыгского (черкесского) общества - дворянства. А оно само тоже было крайне заинтересовано иметь своего покровителя в лице княжеских фамилий. При таком методе установленное искусственное родство между представителями различных социальных слоев общества обязывало обе стороны многому. Они должны были теперь оказывать всякую поддержку друг другу, в том числе дворянин - аталык должен был сопровождать князя - отца его воспитанника во всех его походах и мероприятиях, а он в свою очередь - защищать от посягательств на его свободу и имущество со стороны других людей. Особые близкие чувства вырабатывались в ходе воспитания между ребенком и аталыком. Бывало так, что воспитанник больше уважал своего воспитателя, нежели своего родного отца. Это и понятно. Дело в том, что ребенок отдавался на воспитание в чужой дом сразу же после рождения и он там находился до совершеннолетия, а родители, особенно родной отец, имели право видеться со своим ребенком очень редко. При таком отчуждении, конечно, воспитанник больше привыкал к своему аталыку. Ш. Ногмов пишет, что воспитанник был обязан не жалеть ничего для своего аталыка и исполнять все его желания. А отец молодого князя награждал воспитателя лошадьми, скотом и даже холопами и потом отпускал с честью домой. Речь идет о том, что при возвращении воспитанника в отчий дом выполнялось много обрядов и все это осуществлялось торжественно и пышно. Этот торжественный акт сопровождался джигитовкой, скачками, различными состязаниями молодых людей. Институт аталычества, зародившись еще в эпоху родового строя, на протяжении веков претерпевал большие изменения. В эпоху феодальных отношений аталычество начинает принимать резко выраженный классовый характер. Другими словами, этот институт во многом используется для воспитания детей феодалов (князей и дворян). Поэтому желающих взять на воспитание детей этих социальных слоев населения было множество, чтобы через этот институт установить искусственное родство с могущественными адыгскими (черкесскими) фамилиями. Многие до рождения ребенка объявляли о своем желании быть воспитателем их детей, т.е. аталыком. А те в свою очередь, чтобы не обидеть претендентов, иногда вынуждены были соглашаться, чтобы их ребенок воспитывался у нескольких аталыков поочередно до достижения воспитанником совершеннолетия. В таком случае все аталыки имели одинаковые права и возможности для получения поддержки и помощи со стороны родителей их воспитанника. Так, установленное искусственное родство по аталычеству считалось священным, и все члены семейства аталыка становились родными воспитанника. А вообще чаще всего адыгские (черкесские) князья и уорки (дворяне) сами выбирали себе аталыка для детей из числа своих вассалов, в том числе и из соседних народов, которые в той или иной степени были зависимы от первых. Здесь следует отметить, что аталыка выбирали тщательно. Он должен был обладать в обязательном порядке хорошей репутацией, хорошо знал адыгский (черкесский) этикет, военное дело и т.д. В начале XX столетия учёные предложили 14 объяснений происхождения аталычества. Сейчас сколько-нибудь серьёзных объяснений осталось два. По мнению крупного отечественного кавказоведа М.О. Косвена, аталычество - остаток авункулата (от лат. avunculus - "брат матери"). Этот обычай был известен в древности. Как пережиток сохранился он и у некоторых современных народов (особенно в Центральной Африке). Авункулат устанавливал теснейшую связь ребёнка с дядей со стороны матери: по правилам, воспитывал ребёнка именно дядя. Однако сторонники данной гипотезы не могут ответить на простой вопрос: почему аталыком становился не брат матери, а чужой человек? Более убедительным кажется другое объяснение. Воспитательство вообще и кавказское аталычество в частности зафиксировано не раньше, чем в пору разложения первобытнообщинного строя и возникновения классов. Старые кровнородственные связи уже рвались, а новых ещё не было. Люди, чтобы приобрести сторонников, защитников, покровителей и т.д., устанавливали искусственное родство. Одним из его видов и стало аталычество. Институт аталычества у адыгов. На протяжении тысячелетий экономическая жизнь, социальная организация адыгов (черкесов) менялась, и к этим изменениям приспосабливалась их культура, исчезали одни общественные институты, появлялись новые. В этом плане одним из важнейших и уникальных явлений в общественной жизни этих народов является институт аталычества, который уходит своими корнями в глубь истории. Он являлся не только одним из главнейших институтов установления искусственного родства между различными фамилиями, представителями отдельных социальных слоев самого адыгского (черкесского) общества, но и укрепления интернациональных связей с другими народами. Он также являлся основной школой воспитания детей князей и дворян. По поводу института аталычества И. Бларамберг указывал, что «в соответствии с обычаем, который сохранялся с отдаленных времен, князья не имеют права воспитывать своих сыновей ни в своем доме, ни под своим наблюдением, а должны как можно раньше, чуть ли не с самого рождения, отдавать их на воспитание в чужой дом. Каждый уздень (дворянин) делает все возможное, чтобы предпочтение было отдано именно ему, и тот, на которого падает выбор князя, рассматривает это событие как знак особого доверия. Избранный таким образом воспитатель называется аталыком; он должен обучать, одевать, кормить своего воспитанника вплоть до того дня, когда он должен быть возвращен в отчий дом, что, как правило, бывает не раньше, чем он достигает возмужания, и его воспитание считается совершенным». Однако следует отметить, что на воспитание аталыку отдавали и девочек. Правда, ее воспитанием занималась жена дворянина, в чей дом привели ее воспитывать. Адыги звали аталыков "зиусхан". Институт аталычества берет начало в родовом строе. Если в более отдаленные времена аталычество было распространено среди всех слоев населения, то впоследствии оно приняло резко выраженный классовый характер, сохраняясь преимущественно в княжеских и дворянских фамилиях. Описание аталычества в Адыгее XVIII века в форме, приспособленной к патриархально-феодальным отношениям, имеется в сочинении академика Палласа. Источники говорят об аталычестве преимущественно как о добровольном акте со стороны родителей. Иногда имели место домогательства со стороны берущего ни воспитание. Кроме добровольного молочного родства имело место также насильственное родство - похищение ребенка. Мальчик или девочка оставались у аталыка на определенный срок (до совершеннолетия, до женитьбы или выдачи замуж и т.д.), в зависимости от местных обычаев. В течение нахождения сына у аталыка отец не должен был встречаться с ним и позволять какие-нибудь нежности. При случайной встрече с сыном, он не должен был даже подать вида, что узнает его. Воспитание мальчиков и девочек у аталыков носило разносторонний характер. У мальчиков вырабатывали качества воина и будущего главы семьи. Аталыки возили своих воспитанников по отдаленным племенам, чтобы приобрести друзей и знакомых. Воспитание девушек носило несколько иной характер. Аталычки учили их трудолюбию, различного рола рукоделию - вязанию, плетению позументов, шитью платье, плетению корзин циновок и т.д. Они разъясняли им их будущее положение и обязанностей внушали им скромность, почтительность к старшим и т.п. Женщина, вскормившая своей грудью чужого ребенка, ни всю жизнь приобретала над ним больше права, чем его родители. Ее семья, род, аул и даже все племя, из которого происходила эта женщина, становились родственниками семье, роду, аулу, племени ее воспитанника. Эти родственные связи считались священными и обязывали обе стороны оказывать друг другу взаимную помощь. Таким образом, аталык приобретал все права кровного родства в семействе своего питомца. В спорах отца с аталыком Воспитанник часто принимал сторону аталыка. Этим подчеркивалось, что связь по аталычеству считалась более священной. 

Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив