Гордясь своими предками,
не лишай такой возможности своих потомков

«Адыгэ хабзэ» ее структура и содержание

Добавлено: 23.04.19
Автор: admin
Рубрика: Статьи
Комментарии (0)

В юридической историографии утвердилось определение, согласно которому обычное право – это древнейшая форма не писанного права, нормы которого зафиксированы  господствующей властью и подлежат обязательному соблюдению.
Термин «Адыгэ хабзэ» отождествляют с понятием обычного права. Так пишут Гарданов В.К., Кетенчиев Т.М., Ладыженский A.M., Леонтович Ф.И., Мисроков З.Х., Першиц А.И. и др. В отличие от них, Думанов Х.М. и Кетов Ю.М. в осторожной форме заявили, что нормы «Адыгэ хабзэ» в XVIII-XIX веках. уже вышли за рамки обычного права.
Итак, что же означает термин «Адыгэ хабзэ»?
Первая часть слова «адыгэ» – обозначает само название адыгских субэтносов (кабардинцев, бесланеевцев, бжедугов, жанеевцев, адамеевцев, хамишевцев, абадзехов, шапсугов и др.), наиболее известных как черкесы. А вторая часть слова «хабзэ» у адыгов обозначает обычай. Содержание термина хабзэ меняется в различных значениях, например, хабзэ – закон, хабзэ – этикет. В случаях, когда необходимо подчеркнуть особенности фамильных, семейных обычаев, говорят лъэпкъ хабзэ – обычай фамилии, унагъуэ хабзэ — семейный обычай, а когда указывают или ссылаются на старые и новые обычаи, говорят хэбзэжь – древний, старый обычай, хэбзэщь – новый обычай и т.д.
Кабардинцы для обозначения обычая не употребляют термин адат, как это принято у народов Дагестана, Чечни, Ингушетии и тюркских народов. В значении адат кабардинцы употребляют только термин хабзэ. В связи с этим обращает на себя внимание термин хэбзэжь – старый обычай. Он указывает на обычай, происхождение которого уходит далеко в глубь веков, сохранившийся как пережиток. Термин хэбзэщь указывает на появившийся новый обычай. Здесь четко прослеживается тезис о том, что с одной стороны обычное право постоянно обновляется, становясь основой и источником нового права, а с другой – оставаясь неузаконенным, но, являясь зафиксированным попутчиком, имеет силу закона. Ярким примером может служить приданое, которое нигде в законах не было санкционировано, но было обязательным условием в бытовой жизни. Или же другой, связанный с кровной местью обычай лъыуасэ – цена крови. Это штраф, который налагается на убийцу. Размер этого штрафа нигде в нормах не обозначен, но выплата его является обязательной. Цена крови в каждом конкретном случае определяется по договоренности. Таких примеров много, поэтому здесь их перечислять не будем, они заслуживают отдельного исследования. Мы только отметим высказывание выдающегося русского юриста XIX века Леонтовича Ф.И., подтверждающее наш тезис. Он отмечал: «В обычном праве кавказских горцев, в большинстве стоящих на низких ступенях общественного развития, сохранилось не мало институтов глубокой старины, по своему происхождению и характеру принадлежащих к таким явлениям общественной культуры, которые на первых порах встречались в истории всех народов».
«Адыгэ хабзэ» – это свод правовых норм, выработанных адыгами в ходе их многовековой истории. К сожалению, в современной юридической науке Кабардино-Балкарской Республики «Адыгэ хабзэ» исследовано слабо, поэтому современное поколение адыгов, в т.ч. кабардинцы, под термином «Адыгэ хабзэ» в основном понимают нравственные нормы поведения в общественном и семейном быте. Такое узкое понимание сущности «Адыгэ хабзэ» не соответствует действительности. В годы советской власти в науке господствовала теория, согласно которой у народов Северного Кавказа в прошлом не было никакой государственности, что они получили ее прямо из рук советской власти после победы Октябрьской революции. Это обстоятельство не давало возможности говорить о том, что адыги в прошлом имели свою государственность, свои правовые нормы. Естественно, что если бы не было государственности, то не могло быть и права, тем самым сводилась на нет юридическая сущность «Адыгэ хабзэ».
В прошлом адыги не имели единого централизованного государства. Но нельзя отождествлять государственность только с централизованным государством. В разные периоды истории адыгов прослеживаются различные формы государственных образований, таких, как Синдика (VI в. до н.э.), Зихия (I в. н.э.), Касожский союз (X-XI в. н.э.). Особым видом государственности являлись феодальные княжества позднего Средневековья. Все эти государственные образования имели свои правовые нормы, которыми регулировали экономические, общественные, политические и семейные отношения. В систематизированном виде они стали известны как «Адыгэ хабзэ».
Исследования системы, проведенные нами, показывают, что «Адыгэ хабзэ» как право было строго систематизированным сводом, состоящим из различных кодексов, посвященных отдельным сторонам общественной и семейной жизни. Структурное строение «Адыгэ хабзэ» хорошо вписывается в рамки понятия, приводимого известным современным теоретиком-правоведом Марченко М.И. о том, что «система права представляет собой внутреннее строение, определенный порядок организации и расположения составляющих   ее   частей,   обусловленных   характером   существующих   в обществе отношении».
«Адыгэ хабзэ» – это свод юридических и нравственных норм.
Юридическо-правовую часть «Адыгэ хабзэ» составляют: «Пщы хабзэ» – княжеское право, «Уэркъ хабзэ» – дворянское право, «Лъхукъуэл1 хабзэ» -крестьянское право и «Хабзэншэ» – право безобрядных. А нравственная часть «Адыгэ хабзэ» носит название «Адыгагьэ» – адыгство, «Адыгэ хъэл», «Адыгэ щэн» – адыгский этикет.
Сохранилось несколько текстов кодекса «Адыгэ хабзэ». Кодификация законов в Кабарде имела место еще в XV-XVI столетиях. Ногмов Ш.Б. пишет, что князь Беслан Кайтукович Джанхотов, правивший в Кабарде до Темрюка Идарова, учредил единый порядок судопроизводства, издал законы и обряды и установил разные штрафы за их неисполнение.
Основными документами «Адыгэ хабзэ» являются «Постановления о сословиях в Кабарде» составленное в 1875 году и впервые опубликованное в 1868 г. на немецком языке как приложение к «Истории адыхейского народа» Ногмова Ш.Б.
«Постановления о сословиях в Кабарде» состоят из двух разделов, которые, в свою очередь, состоят из отдельных частей. В первом разделе приводится сословная структура кабардинского народа и указано на территориальное деление Кабарды. В частности, здесь говорится, что кабардинский народ состоит из шести сословных категорий и разделен на четыре феодальных владения. Далее идут 26 статей, составляющие «Пщы хабзэ» – княжеское право. Затем еще 26 статей, составляющие «уэркъ хабзэ» -дворянское право и «лъхукъуэл1 хабзэ» – крестьянское право, т.е. нормы, которыми регулировались отношения между уорками и крестьянами. Последний раздел включает в себя 10 статей, которыми регулировались сюзеренно-вассальные отношения между кабардинскими князьями и соседними северокавказскими народами.
Вторая часть «Постановлений» является добавлением к первому разделу который называется «Народное условие, сделанное 1807 года июля 10, после прекращения в Кабарде заразы, в отмену прежних обычаев». В 1794, 1804, 1805 годах, в Кабарде произошли крупные военные столкновения между царскими войсками и кабардинцами. В 1805-1806 годах, в Кабарде были сильные чумные эпидемии. В результате этих событий ее население сильно сократилось, а сословная структура кабардинцев подверглась изменениям. В этой связи в Кабарде была проведена правовая реформа. Многие старые статьи были отменены, некоторые изменены и созданы новые. По существу, этот раздел «Постановлений» был составлен из новых правовых норм, принятых и утвержденных на общем хасэ – народном собрании кабардинского народа, и состоит из трех частей.
Первая часть состоит из 41 статьи исправленной и обновленной, а вторая часть – из 11 статей, регулирующих отношения первостепенных узденей Куденетовых с другими сословиями. Третья часть посвящена статьям, регулировавшим отношения крестьян с другими сословиями.
Еще в 1782 году был составлен свод правовых норм, известный под названием «Описание о податях, чинимых от черного народа своим узденям». Он состоит из 4 частей, охватывающих 69 статей, регулирующих отношения между различными категориями уорков и крестьян.
Самым полным сводом правовых норм кабардинцев является «Полное собрание кабардинских древних обрядов», составленное в 1843-1844 гг. и включающее в себя «Постановление о сословиях в Кабарде» и «Народное условие 1807 г.». Кроме того, сюда вошли неопубликованные, но сохранившиеся в устной форме и использовавшиеся судами нормы. Всего здесь имеется 127 статей, разделенных на 12 разделов.
Кроме перечисленных документов существуют еще два, составленных в период отмены крепостного права в Кабарде в 1867 г. Первый из них называется «О крепостном сословии кабардинцев», известный под общим названием «пшитль» (холопы), заимствованном из народных обычаев,     а     второй     —     «Записка     о     привилегированных     сословиях Кабардинского округа». В эти своды вошли правовые нормы, отражающие размер многочисленных повинностей, отбываемых крепостными крестьянами.
Анализ правовых норм, содержащихся в приведенных сводах, показывает, что в них сохранилось много архаических норм, характерных для древнего общества адыгов. Вместе с тем к XVIII в. серьезной трансформации уже подвергались такие институты, как кровная месть, барантование, аталычество, уплата калыма, левират, сорорат. Будучи приспособленными к новым социальным отношениям, изменились их прежние социальные функции. В правовых нормах отразилось широкое распространение в прошлом домашнего рабства в Кабарде. Труд рабов – унэ1ут и особенно унауток-рабынь играл значительную роль в домашнем хозяйстве кабардинских князей.
Однако основное содержание правовых норм сводилось к поддержанию и упорядочению власти князей и дворян. «Подавляющее большинство статей направлено на регламентирование отношений кабардинских феодалов с их крепостными, подробно определяет виды и нормы феодальной эксплуатации крестьян, степень их личной зависимости, а также тщательно перечисляет права и привилегии сюзеренов и обязанности вассалов, т.е. трактует важнейшие вопросы феодального обычного права», -писал известный кавказовед Гарданов В.К. Можно с уверенностью сказать, что «Адыгэ хабзэ» уже в XVIII в. вышло за рамки обычного права. Дело в том, что после включения Кабарды в состав Российской империи нормы «Адыгэ хабзэ» официально были признаны как законы общества, им была отведена роль обычного права, используемого для разрешения определенных правонарушений в кабардинском обществе. Между тем до окончательного вхождения Кабарды в состав России в 1825 г. Все правовые нормы, входившие в свод «Адыгэ хабзэ», были результатом законотворческой деятельности «Адыгэ хасэ» – сословно-представительного собрания кабардинцев. Примером этого может служить правовые реформы проведенные в Кабарде в 1785, 1807 гг., когда все правовые нормы были подвергнуты анализу и многие отменены, изменены и созданы новые. приспособленные к новому социально-экономическому положению Кабарды XVIII – первой половины XIX века. Неисполнение этих норм наказывалось штрафом.
При изучении норм обычного права кабардинцев нельзя не обратить внимания на то, что они составлены господствующим классом, слоем, руководившим обществом. По своему назначению они направлены на регулирование отношений между сословиями, общинами, отдельными людьми и т.д. Регулируя общественные отношения, эти нормы права установили для одних наличие определенных прав, а для других -выполнение этих норм в пользу первых. По правильному определению Марченко М.И., эта ситуация складывается тогда, когда «для одной стороны норма права предусматривает охраняемое и гарантируемое государством возможное поведение (право), а для другой стороны – обеспеченное угрозой государственного принуждения должное поведение (обязанность).
Приведем пример из правовых норм кабардинцев, подтверждающий вышеприведенные слова Марченко М.И. Параграф 6-й статьи «Постановления о сословиях в Кабарде», составленного в 1785 г., гласит: «Если кто-либо украдет у князя из дома лошадь и в этом изобличен будет, то виновный с возвращением украденного платит князю особо в штраф восемь лошадей своих, одну холопку или холопа из лучших. Таким же порядком с того, кто учинит кражу лошадей из княжеского табуна, взыскивается за каждую лошадь по 8-ми и 9-я украденная, и по холопу на лошадь или по лучшей холопке; сколько бы не было лошадей украдено, за все платится в этом же размере».
Другая статья (11-я статья) этого же Постановления, гласит: «Если князь по каким-либо причинам захочет у узденей и чагаров взять баранту, а уздень или чагар в этом воспротивятся или баранту по дороге отнимет у князя назад, за это платить штраф князю одну хорошую холопку и пару волов, а в баранте делается народное разбирательство, и если окажется, что князь неправильно оную взял, то отбирается и отдается по принадлежности хозяину; но последний по правоте его от платежа сказанного штрафа за неповиновение князю не избавляется». Здесь очень ярко отражаются охраняемые господствующим слоем общества интересы одной группы людей путем принуждения остальных.
Обычное право кабардинцев «Адыгэ хабзэ» содержит немало статей, отражающих публичное и частное право кабардинцев. В то же время следует отметить, что «Адыгэ хабзэ» большей частью содержит отраслевое (в данном случае сословное), т.е. «пщы хабзэ» – княжеское право, «уэркъ хабзэ» -дворянское право и т.д., чем публичное право. Приведем примеры публичного права кабардинцев.
  1. «Всякий верховой кабардинец при встрече с князем в поле обязан вернуться назад и провожать его до тех пор, пока им не будет отпущен. Если же князь не на коне, а пешком, то встречающие его кабардинцы обязаны спешиться».
  2. «Когда бывает собрание народное по делам, тогда аул становится кошами врозь, и если в то время у кого находится сын, отец его дает на пищу своему аулу корову, а за сопротивление платит штраф; в случае, если коров наберется так много, что съесть их аулом не могут, излишние остаются для другого собрания».
3. «Все штрафы и взыскания по делам судебным с виновных присуждаемые, и все то, что за удовлетворением обиженной стороны оставаться будет, имеют храниться в ведении суда и без разрешения начальника не могут никуда быть употреблены. Штрафы сии, в лошадях, скоте или ином имущественном поступаемые должны быть переведены на деньги».
Поскольку правовое содержание в приведенных нормах относится ко всем кабардинцам, и они подлежат непрекословному одинаковому исполнению всеми, то значит, они являются публичным правом.
Вместе с тем в кабардинских правовых нормах имеются многочисленные примеры частного права. Например, из всех крестьян особо выделены кузнецы, шорники, пчеловоды и др. О кузнецах сказано: «Кто будет делать железо, то из сделанного отдает господину в год с двора по одной полосе». Согласно обычно-правовым нормам кабардинцев, все кузнецы были освобождены от других продуктовых и денежных феодальных податей.
Специальные правовые нормы были установлены и для пчеловодов. 12-я статья крестьянского права в «Постановлении о сословиях в Кабарде» гласит: «Кто из крестьян будет иметь пчел, тот сначала три года господам ничего не дает, а по прошествии трех лет, если от одного улья составится только три, все они отдаются господам, а если в хороший год более трех сапеток, то все остаются в пользу водившего. Когда же нехороший год для пчел и мало роев, то отдать господам только матку или два улья, как случится».
Классическим примером частного права у кабардинцев является установление 10-й статьи норм исключительно для узденей первой степени фамилии Куденетовых. В отличие от других узденей первой степени для Куденетовых были установлены особые правовые нормы, которыми пользовались только представители данной фамилии. В «Постановлении о сословиях в Кабарде» сказано: «В дополнение кабардинских обрядов установлено преимущество до узденей Куденетовых относящееся. Если князь выдает свою дочь в замужество и у него есть уздень из Куденетовых, тогда дает ему лучшую лошадь.
При ссоре двух князей между собою и убийстве из них одного, если будет в доме виновника находиться кто-либо из узденей Куденетовых, при нем родственники убитого не вправе мстить за кровь последнего до отбытия из дому узденя Куденетова, который, впрочем, не должен жить в доме более недели, пока убийца приготовится ехать в Чечню или другое место для приискания себе прибежища.
Если кто из князей или узденей кого-либо из Куденетовых [подвластных] ударит, хотя бы и не ранил, платит за то обиженному холопу лучшую лошадь, хорошую саблю, шишак позолоченный, налокотники, панцирь лучшей доброты и сверх этого виновный собирает людей, варит бузу и, угощая оный народ и Куденетова, просит у последнего прощения, а вместе с тем отдает все вышепрописанные вещи и холопку.
Где бывают Куденетовы, при бытности их не может никакой князь [их] барантовать за вины в кошах и аулах.
Если кто из Куденетовых дает кому-нибудь слово в обещаниях или безопасности в жизни, этого из князей и узденей не вправе нарушать, под опасением за противное строгого оштрафования.
Кто из Куденетовых поедет с князем и, встретясь с другим князем, будут на друг в друга стрелять и Куденетов за своего князя вступится, то хотя бы убил другого князя, мщения Куденетову не будет, а падет на князя, с которым Куденетов был.
Кто у Куденетовых украдет лошадь со двора или из табуна и будет обличен, платит Куденетову три лошади за каждую.
Если приобретена будет добыча в других местах за какие-либо непокорности народов кабардинцам принадлежащих, из оных давать Куденетову без всякого счета лошадь лучшую, а свою часть он получает особо; впрочем это исполняется в том случае, когда кто-либо из Куденетовых будет находиться в партии.
Когда князь женится, то к узденям Куденетовым без согласия их не вправе отвесть жену».
Характерной чертой «адыгэ хабзэ» является то, что в них четко прослеживается их направленность в том, что нормы хабзэ составлены в соответствии с определенными формами, рамками, установленными господствующим классом. Они направлены на регулирование отношений между людьми, между сословными группами, выполнение которых обеспечивалось штрафными санкциями под принуждением.
По вопросу внутренней структуры обычного права в научно-теоретической литературе существуют два подхода. Первая теория утверждает, что всякая юридическая норма состоит из двух элементов: из определения условий применения правила, и изложения самого правила. Первый элемент называется гипотезой, а второй – диспозицией или распоряжением. Они выражаются в форме «если» – «то».. Вторая теория гласит о том, что юридическая норма состоит из трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции, т.е. «если» – «то» – «иначе».
Исследование структуры правовых норм кабардинцев показало, что нормы «адыгэ хабзэ» имеют и двухзвенные, и трехзвенные структуры. К двухзвенным, состоящим из гипотезы и диспозиции, нормам можно отнести, например, 19-ю статью «Постановления о сословиях в Кабарде»: «Из полученного князем за дочь при выдаче ее в замужество калыма дается часть его узденям». В 12-й статье «Народного условия 1807 г.» сказано: «Кто имеет пчел, сеет просо, водит баранов и рогатый скот, тот обязан отделять ежегодно из меду и проса 10-ю часть, из баранов – 40-ю, из рогатого скота -30-ю, из товаров и из денег – 40-ю же части». Таких примеров в «адыгэ хабзэ» немало.
А теперь приведем структуру нормы, состоящей из трех элементов. Статья 14-я «Постановления о сословиях в Кабарде» гласит: «Когда князю нужны лошади для своих товарищей, не имеющих таковых, он может из табуна узденей, чьих бы ни было, взять лошадей и ездить на них, а потом обращать их по-прежнему в табун. В случае из них какая от изнурения падет, князь за нее платит хозяину такую же лошадь». В 102-й статье «Полного собрания кабардинских древних обрядов» сказано: «Кто, противясь положению по ст. 12 возьмет, у кого девку, без согласия родственников и венчания муллы буйством, подвергается штрафу в 100 руб. серебром, а если в это дело вмешался посторонний мулла, то он штрафуется тридцатью рублями серебра».

Х. М. Думанов,

Д-р исторических наук
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив