Гордясь своими предками,
не лишай такой возможности своих потомков

Скромность при рассказе о своих победах

Добавлено: 08.04.19
Автор: admin
Рубрика: Статьи
Комментарии (0)

В среде адыгского рыцарства имел хождение куртуазный язык, в котором, к примеру, о победах над противником можно было сообщить только с помощью специальных вежливо-скромных выражений. Вместо того чтобы сказать: "Я выстрелил из ружья, и противник упал", употребляли устойчивую формулу: "Ружье, что было в моей руке, выстрелило, и человек упал" - Си Iэм IэщIэлъ фочыр уэри лIыр джэлащ. Если возникала необходимость сказать: "Я выхватил кинжал и его ударом ранил врага", говорили: "Кинжал, что был в моей руке, опустился и ранил человека" - Си Iэм IэщIэлъ къамэр ехуэхри, лIыр уIэгъэ хъуащ.
Когда речь заходит о соперниках, адыги особенно деликатны. Недавно я встретил знаменитого в 50-60-х годах борца-тяжеловеса и напомнил ему о его славных победах, о той популярности, которой он пользовался во всей Кабарде. Упомянул в разговоре и о его победе над любимцем публики, ныне покойным Сефом Кардановым. Мой собеседник, смущенно улыбнувшись, сказал на это: "Что ты, разве я победил этого богатыря, просто я оказался более удачлив". Выражение "Я оказался более удачлив" - Си нэсып текIуащ очень распространено и используется во всех случаях, когда человек из скромности не хочет сказать "Я его победил", "Я оказался сильнее", "Я оказался умнее". Всякий намек на превосходство перед другим человеком коробит адыгов. Общее мнение таково, что все люди равны перед Богом, но одни более, а другие менее удачливы. Это своего рода философская база адыгской скромности и учтивости.
Отсюда своеобразное отношение к похвале. Выслушивать похвалу в свой адрес или в адрес близких считается нескромным. В таких случаях рекомендуется вежливо, но решительно прервать говорящего. К примеру, если заходит речь о способностях или достоинствах даже взрослого сына, присутствующий при этом отец говорит: "Вы имеете в виду этого мальчишку? Оставьте, пожалуйста, он не дорос до того, чтобы о нем так отзывались". Однажды на свадебном пиру зашел разговор о столетнем старце, сидевшем во главе стола. Говорили о его мудрости, богатом жизненном опыте, об отличном знании Кабарды и кабардинцев, а также Осетии, Чечни, Балкарии. Но тхамада положил конец этому, и весьма своеобразно, в духе традиционного красноречия: "Я познал Кабарду не более чем муравей, оставьте эти разговоры". Это типичная реакция, и я должен заметить, что у адыгов в этом плане много общего с японцами: вежливость и скромность требуют отзываться о своих достоинствах и достоинствах своих близких в умеренных тонах. В то же время о других людях говорят с почтением, и если они того заслуживают - не скупясь на похвалу.
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив